GO


В издательстве «Альпина Дети» вышла книга «Любовь и брокколи. В поисках детского аппетита». Ее автор — Светлана Кольчик, журналистка и мама двоих мальчиков. GO.TUT.BY публикует фрагмент из книги — разговор с клиническим психологом Екатериной Блюхтеровой о том, как кормить детей и питаться самому.

Фото: unsplash.com, Hal Getewood
Фото: unsplash.com, Hal Getewood

— Что мы, современные родители, делаем не так?

Слишком уж много мы на себя всего берем: планируем, контролируем, слепо следуем абстрактным нормативам, считает Екатерина. В первую очередь — в отношении такой естественной человеческой потребности, как еда. Чем выше уровень жизни и чем более развита наша цивилизация, тем больше мы теряем связь с природой, с самими собой и с нашими детьми.

— Важно научить ребенка тому, что еда, сон и питье — все это нужно ему самому, — объясняет Блюхтерова. — Именно ему, а не маме. А когда мама пытается тебя насильно накормить, напоить, уложить спать, ты теряешь связь с собственным телом, перестаешь слушать и осознавать его сигналы. То есть не понимаешь, когда голоден, а когда сыт. И чем сильнее родитель давит, тем больше ребенок может этим пользоваться — сопротивляться, манипулировать. Так дети способны даже довести себя до истощения: я в своей практике не раз с этим сталкивалась.

Я хорошо понимаю, о чем говорит Екатерина. Я вижу нечто подобное у своего сына. Нет, об истощении, к счастью, речи нет, но я замечаю, что довольно часто он засовывает в рот еду и глотает ее, практически не пережевывая. Особенно то, что не очень любит. Или когда не голоден. Или чтобы поскорее перейти к чему-нибудь вкусненькому. Муж называет это performance eating — «ем, чтобы порадовать маму». (Или, точнее, «ем, чтобы мама поскорее отвязалась».) Недавно, пытаясь загладить вину за какой-то проступок, Боря заявил мне многообещающе: «Мама, зато я вечером съем целых две тарелки супа!»

Почему и взрослые, и дети потеряли ориентиры? Как считает Блюхтерова, на переломе эпох одни социокультурные стереотипы наложились на другие. Никогда раньше родители не читали столько книжек по проблемам воспитания и не консультировались с таким количеством специалистов и посетителей интернет-форумов. Что, возможно, только сбивает с толку и культивирует наши комплексы и страхи.

Кроме того, нарушилась иерархия в семье. Выстраивать отношения с детьми нам с каждым днем все сложнее.

— Сейчас главным в семье становится ребенок, а не взрослый, — говорит Екатерина. — Дети разучились приспосабливаться к обстоятельствам. Родители находятся у них в услужении. Не устанавливаются и не соблюдаются правила, а ведь именно они создают стабильность и безопасность, готовят к выживанию в мире.

Блюхтерова добавляет, что как минимум у четверти ее маленьких пациентов наблюдаются признаки различных расстройств пищевого поведения. А если речь идет о взрослых клиентах, то там эти расстройства присутствуют у каждого второго.

Что же со всем этим делать?

— Учиться (или переучиваться) слушать реальные потребности своего тела, — считает Екатерина. — И, если необходимо, стараться обучить этому и детей. Для многих из нас еда — это еще и форма досуга, и средство снятия стресса, — говорит психолог. — «Я устал — пойду поем». «Встретились с друзьями — давайте перекусим». «Мне плохо — надо подкрепиться». И так далее. Многим из нас нужно заново учиться выстраивать естественные отношения с едой, а не бездумно по пять раз в день закладывать в себя (или в ребенка) определенные порции еды только потому, что так положено. Кем положено? Все дети — разные. И едят, соответственно, по-разному. Сравнивать их друг с другом — абсурд. Например, мой младший сын — а детей у меня трое — в полтора года уже весил 20 кг, а сейчас, в восемь лет, он весит 43 кг при росте почти 150 см. Он может зараз съесть три тарелки супа. А старшая дочка в полтора года весила чуть больше 10 кг и всегда ела как птичка. А вообще не надо приучать ребенка много есть. Какая от этого польза? Никакой! Вокруг и так немало полных людей.

Советы от доктора Блюхтеровой

• Ребенок должен иметь право решать, что именно и сколько он хочет съесть из того, что имеется на общем столе. И ключевое слово здесь — «хочет». Только при соблюдении этого условия он рано или поздно научится есть «для себя» и в удовольствие. А еще уважать пищу, а заодно ваше время и труд. Мама не может без конца выбрасывать надкушенные яблоки и недоеденные бутерброды. Чем раньше ваше чадо поймет, что еду надо ценить, тем лучше.

• Предоставляйте ребенку свободу выбора как можно раньше: желательно сделать это, как только у малыша проснется пищевой интерес. Обычно это происходит ближе к году.

• С детьми постарше определите время, когда вам удобно приготовить завтрак (обед, ужин, чай), и просто позовите ребенка к столу.

• Откажитесь от привычки повторять приглашение по многу раз, а потом отправляться на поиски ребенка с последующим усаживанием его за стол. Кто пришел — тот поел; кто пропустил еду и появился позже — узнает от мамы, когда будет обед (или следующий прием пищи).

• Пару раз «прогуляв» обед, ребенок научится лучше слушать и слышать. А если поголодает — тоже ничего страшного. Наоборот, это даже полезно: так он, возможно, быстрее и лучше научится чувствовать сигналы своего организма (голод) и отвечать за последствия собственных действий (поймет, что бывает, когда отказываешься от еды).