Новость дня

опубликовано: 
обновлено: 

63-летнего пенсионера Евгения Шульгу обвиняют в том, что утром 14 декабря 2017 года он зашел в магазин сантехники и выстрелил в Дмитрия Коваленка. 40-летний предприниматель скончался на месте происшествия. Семьи много лет не могли договориться между собой, ходили по судам и делили имущество.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

В четверг, 10 мая, суд города Жодино начал рассмотрение уголовного дела в отношении 63-летнего Евгения Шульги. Мужчине предъявлено обвинение по двум статьям Уголовного кодекса — ч. 2 ст. 295 (Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия) и ч. 1 ст. 139 (Убийство). Если вина пенсионера будет доказана, ему грозит до 15 лет лишения свободы.

Напомним, убийство предпринимателя из Жодино Дмитрия Коваленка произошло в его собственном магазине. В 11 утра в помещение зашел Евгений Шульга и выстрелил в мужчину. Обвиняемый и жертва не чужие люди, 7 лет семьи не могли договориться между собой, ходили по судам и делили имущество.

Отношение между родственниками испортились в 2009 году, когда в ДТП погиб старший брат Дмитрия — бизнесмен Александр. Смерть близкого им человека разделила родственников на два лагеря. С одной стороны в суде выступали жена погибшего предпринимателя Снежана и ее отец Евгений Михайлович, с другой — родители Александра, позже их стал представлять младший сын Дмитрий. 4-комнатная квартира, коттедж в 500 квадратов, магазин, земельный участок, машины — вот то имущество, которое осталось после гибели бизнесмена.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Василий Парфенович и Агафья Адамовна потеряли двух сыновей. Старший Александр (его фото держит отец) погиб в ДТП, младшего Дмитрия (его фото держит мать) убил тесть Александра. Фото: Олег Киндар

Договориться не получилось, начались судебные заседания, и только в 2011 году было заключено мировое соглашение. По документу Снежане и дочке отошли магазин площадью 112,5 квадратного метра, нежилое помещение (магазин в подвале) в 183 квадратных метра, грузовой автомобиль «Мерседес-Бенц» 1994 года, земельный участок, коттедж в 500 квадратных метров, автомобиль «Опель» 1998 года выпуска. Родителям погибшего бизнесмена досталась четырехкомнатная квартира общей площадью 87,7 квадратного метра и товар в арендованном магазине.

После мирового соглашения родственники полностью прекратили общаться. Снежана и ее отец Евгений Михайлович работали в собственном магазине, отец Александра и Дмитрия Василий Парфенович остался в арендованном. 4 декабря 2017 года состоялся последний суд, делить уже было нечего, а через 10 дней Евгений Михайлович взял обрез и пришел в магазин.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

За 15 минут до начала процесса конвоиры завели в железную клетку обвиняемого Евгения Шульгу. Увидев журналистов, мужчина громко спросил:

— Скажите, где вы были раньше, когда я к вам обращался?

На суд пришли жена, сын и дочка обвиняемого Снежана — Шульга убил родного брата ее погибшего мужа.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Дочка обвиняемого Снежана

Мужчину защищают два адвоката. До последнего момента потерпевшие, жена и родители погибшего предпринимателя, в зал суда не заходили. Они появились вместе и не сводили взгляда с клетки.

— Он просто улыбается и все, — утирает слезы мама убитого Дмитрия Коваленка, глядя на обвиняемого.

— Шульга, имея преступный умысел, в период с апреля по декабрь 2017 года в неустановленном месте у неустановленного лица при неустановленных обстоятельствах приобрел обрез и 21 патрон, которые незаконно носил, хранил и переносил по территории Беларуси, — зачитала одно из обвинений прокурор Ирина Лаврова.

Обрез и патроны Шульга хранил дома в гараже, а 14 декабря пришел с обрезом в магазин Дмитрия Коваленка и одним выстрелом в грудную клетку убил мужчину.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Статью 295 полностью не признаю, ст. 139 — с оговоркой, что у меня не было умышленного желания убивать его, — отвечает из клетки Евгений Шульга.

Во время допроса обвиняемый подробно рассказывает про бесконечные суды между родными, про обиды, сожалений о случившемся не высказывает.

— С семьей Коваленков я знаком с момента свадьбы моей дочки в 2000 или в 2001 году. С Дмитрием никаких отношений не поддерживал, а с семьей отношения были нормальные, пока в 2009 году не погиб мой зять (в ДТП. — Прим. TUT.BY). Дочка осталась инвалидом, месяц находилась между жизнью и смертью, врачи ее спасли. Похоронив сына, Василий Парфенович (отец Дмитрия Коваленка. — Прим.TUT.BY) пошел распродавать имущество сына, а на моих руках осталась семилетняя внучка, — рассказывает в суде обвиняемый Евгений Шульга. — В течение 8 лет шли суды по разделу имущества. Я помог зятю стать на ноги, наладить бизнес, семья молодых жила в моей квартире. Дал денег зятю под расписку со словами: «Зятек, теперь ты мою дочку точно не бросишь». И все это признали наследством, пошли суды (…) Решения то выносились, то отменялись. В декабре 2017 года на мою дочку и внучку возложили судебные издержки. А ведь я зятю когда-то дал 60 тысяч долларов. Вот и вся подоплека наших отношений.

— Какие отношения у вас были с Дмитрием Коваленком? — уточняет прокурор.

— Презрение.

По версии обвиняемого, обрез и патроны он нашел случайно в своем старом гараже накануне преступления. Но не подумал о том, чтобы сдать находку в милицию, так как все время думал про суды. А потом получил ответ из суда, в котором говорилось: в рассмотрении нового дела по разделу имущества отказано. Он снова написал жалобу, поехал на почту и отправил письмо.

— И тут случайно увидел машину Дмитрия, в голове стукнуло: «Он же трус и под обрезом мне расскажет, кто ему помогает». Остановил машину, взял сумку с обрезом и пошел в магазин. Достал обрез, Дмитрий сидел в углу, и я спросил: «Дима, кто тебе помогает?» Он ответил: «Если бы ты знал, какие у меня подвязки! Я заберу все и у тебя, и у твоей дочки». И в этот момент прозвучал выстрел. В голове был туман, — вспоминает обвиняемый Евгений Шульга.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Родные убитого предпринимателя

После этого пенсионер поехал сдаваться в прокуратуру, но по дороге увидел милиционеров и подошел к ним со словами: «Я завалил знакомого».

— Я мог убить Дмитрия на законных основаниях, когда он раньше ворвался в дом моей дочки, убил бы руками его или вилами и был бы оправдан.

— Почему вы пошли к Дмитрию с обрезом? Почему не вызвали милицию, чтобы у вас прямо дома забрали находку? — задает вопросы гособвинитель.

— Потому что было бы очередное административное дело. Очень трудно доказывать, что ты не осел, — отвечает Шульга.

Показания обвиняемого пенсионера во время суда и предварительного расследования отличаются. Евгений Шульга объясняет это тем, что после убийства Дмитрия Коваленка он чувствовал себя плохо, ему даже вызывали скорую помощь.

Когда Наталья Коваленок, жена убитого, стала задавать вопросы обвиняемому, он разнервничался:

— Ты на сегодняшний день богатая наследница! — говорит Шульга.

Родственники и сейчас в суде продолжают обсуждать многолетнюю дележку имущества, спорное мировое соглашение, вспоминать, кто и кому что говорил.

— Вы утверждаете, что помогали зятю Александру, он был настолько недееспособным? — уточняет потерпевшая Наталья Коваленок.

— Да, посмотрите документы, его бизнес доходы не приносил, а лично я предоставил декларацию о доходах на 600 тысяч долларов (сегодня в суде Шульга заявил, что имущества у него нет. — Прим.TUT.BY).

— Скажите, сколько заявлений было написано вами на нашу семью? — спрашивает потерпевшая у обвиняемого.

— В уголовном деле врачи указали, что я могу помнить, а что — нет. Вам не стыдно стоять тут, задавать вопросы, пользуясь имуществом, которое вам не принадлежит? — вопросом на вопрос ответил Шульга.

— Я пользуюсь только тем, что мне принадлежит, — ответила Наталья Коваленок.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Потерпевшие заявили обвиняемому иски на сумму в 300 тысяч рублей. Как оказалось, даже после убийства Дмитрия Коваленка судебные тяжбы по наследству не прекратились.

— 14 декабря сына застрелили, а 29 декабря мы получили очередное письмо из суда, Снежана (невестка, дочка обвиняемого. — Прим.TUT.BY) была не согласна с судебными издержками, разница составила всего 18 рублей, мы согласились простить внучке долги, невестку и это не устроило. Решение по этому делу еще не принято, — рассказал TUT.BY потерпевший Василий Коваленок.

Атмосфера в зале суда нервная. Потерпевшие и присутствующие не согласны с тем, что говорит обвиняемый, комментируют его слова, высказывают недовольство: «Это неправда!»

— Закройте рот! — крикнул из клетки Шульга родителям убитого предпринимателя.

В суде выяснилось, что за несколько часов до преступления Евгений Шульга поругался с женой и дочкой. Женщины были против того, чтобы мужчина в очередной раз обращался в суд.

— Дочка мне сказала: «Батька, не надо никуда писать. У Коваленков такие подвязки, что еще могут лишить меня всего», — приводит разговор обвиняемый.

Во время допроса потерпевшая Наталья Коваленок рассказала: семью Шульги знает более 20 лет. После того, как Дмитрий стал представлять интересы родителей в суде по делу о разделе имущества, отношения резко испортились.

— Нам постоянно поступали угрозы от Евгения Михайловича, он говорил: «Уничтожу всю вашу семью! Убью».

В 2016 году семьи встречались в суде, Дмитрий сообщил, что Шульга ударил его металлическим предметом по руке. Сначала Евгений Михайлович был признан виновным по административному делу, после обжалования решения дело закрыли.

— После этого случая мы с мужем старались быть всегда вдвоем, все разговоры с Шульгой записывались на диктофон. Я уверена, если бы 14 декабря была бы словесная перепалка, Дима включил бы диктофон, — говорит Наталья Коваленок.

Женщина вспоминает, как в 2009 году Шульга грозился убить виновных в ДТП, в котором погиб его зять. О том, что у обвиняемого есть оружие, семья Коваленок знала и с этим вопросом обращалась в правоохранительные органы.

— Мы хотели написать заявление, но в милиции объяснили: мы должны указать, где именно спрятано оружие, иначе нас привлекут к ответственности за клевету. Позже нам ответили, что с Шульгой провели профилактическую беседу, — рассказывает потерпевшая.

Сторона защиты обвиняемого подробно спрашивает, кто и когда из родственников обращался в суд по делу о разделе имущества, кто и чем был недоволен, почему за 8 лет тяжбы так и не прекратились.

— Высокий суд, мы здесь собрались по уголовному делу об убийстве, а не для того, чтобы снова обсуждать наследство. Какие бы отношения не были между Евгением Михайловичем и Дмитрием, это не дает право обвиняемому брать обрез и стрелять в упор, — отвечает Наталья Коваленок.

Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-10%
-30%
-10%
-15%
-20%
-20%
-20%
-15%
0060741