В мире


Елизавета Нестерова,

Против жительницы Москвы Екатерины Конновой завели уголовное дело о сбыте наркотиков: женщина пыталась перепродать микроклизмы с диазепамом, которые когда-то покупала для сына-эпилептика. Генпрокуратура России пообещала проверить это дело, но пока обвинения с женщины не сняты. Сейчас идет сбор подписей под обращением с просьбой прекратить уголовное дело, пишет издание «Настоящее время».

Фото взято с сайта: change.org
Фото взято с сайта: change.org

Диазепам — противосудорожный препарат быстрого действия, необходимый при многих заболеваниях. Купить препарат в микроклизмах можно либо за границей, либо у перекупщиков — в России лекарство в такой форме не продается.

Контрольная закупка

Коннову задержали 18 июня — после того, как она передала лекарства покупателю, найденному через интернет, и получила за них деньги. Покупателем оказался подставной полицейский, сразу после передачи денег к Екатерине подошли сотрудники со словами, что она задержана в рамках «контрольной закупки», и сообщили об уголовном деле.

По версии следствия, «с целью реализации своего преступного умысла Коннова Е.А. незаконно хранила указанное психотропное вещество с целью незаконного сбыта за денежное вознаграждение 3250 рублей (около 100 белорусских рублей. — Прим. TUT.BY), имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления», — цитирует заключение следователя Иванова глава фонда «Дом с маяком» Лидия Мониава. Дело на мать больного ребенка завели следователи Мещанского ОВД.

Екатерина — мать-одиночка, мужа у нее нет, а родители, по ее словам, слишком слабы здоровьем, чтобы как-то помогать ей с сыновьями пятнадцати и шести лет. Шестилетний Арсений серьезно болен c рождения: помимо эпилепсии у мальчика атрезия (отсутствие) пищевода. У него в животе стоит трубка, а еще одна трубка стоит в шее. Также у мальчика сильнейшие судороги, которые иногда бывают по много раз в день.

Ребенок родился недоношенным и уже имел ворох диагнозов. «Но были перспективы по началу жизни, — объяснила его мама Екатерина в разговоре с журналистами. — А потом он перенес несколько клинических смертей, и стало совсем худо — он просто лежал ничком, кричал от боли и гнулся от дистонических атак. В общем, из больницы нас отправили умирать».

Потом, по словам Екатерины, появился «лучик света» — семья стала сотрудничать с фондом «Дом с маяком». Для Арсения, у которого была выявлена еще и аллергия на глютен, подобрали правильное питание, куратор Арсения из фонда привез им домой реанимационный набор. «Мы теперь самостоятельные», — с гордостью рассказывает Екатерина.

«Государство поставило родителей в безвыходное положение»

Во всем мире судороги у детей с эпилепсией лечат диазепамом в микроклизме. Но в России он не зарегистрирован — только в таблетках или ампулах для уколов. Большинство родителей детей с эпилепсией вынуждены покупать клизмы с диазепамом за границей или через перекупщиков на форумах.

Главный врач детского хосписа Наталья Савва объяснила, что микроклизмы, с одной стороны, действуют намного быстрее, чем таблетки, с другой — заметно проще в обращении для родителей, которые не всегда могут профессионально сделать укол ребенку, тем более во время судорог. Врачи неоднократно обращались в Минздрав с просьбами зарегистрировать в России диазепам и в формате микроклизм, но так и не добились внятного ответа от министерства.

«Государство само поставило родителей в безвыходное положение. Такую проблему надо решать системно — смотреть, что родители ищут и покупают для своих детей через такие вот форумы, и скорее вводить эти лекарства в оборот», — считает Савва.

Она рассказала, что диазепам в подобной форме необходим огромному количеству детей даже среди тех пятисот, которым помогает детский хоспис. Лекарство требуется детям с поражением центральной нервной системы, рядом генетических заболеваний, врожденными пороками развития, при травмах, а также — как в случае с семьей Конновых — при эпилепсии.

По словам врача, во время эпилептических припадков счет идет на минуты, в то время как скорая может ехать и 15, и 20 минут. «Более того, подобные приступы случаются иногда по паре-тройке десятков раз на дню, скорую не будешь же каждые полчаса вызывать, если день неудачный», — заключает Савва.

«У Арсюхи вся попа в шишках от уколов»

Болезнь сына почти не позволяет женщине покидать квартиру. Сидя в четырех стенах, Коннова нашла форум «Дети Ангелы» — один из самых популярных форумов для мам особенных детей, где они делятся опытом и поддерживают друг друга. Оттуда Екатерина узнала о группе в соцсетях, где и купила препарат. На форуме другие мамы сказали: в Европе так детей лечат уже давно.

«Знаете, у Арсюхи уже вся попа в шишках от уколов, да и руки дрожат — попал-не попал. Так вот мне девочки с прошлой моей работы скинулись ко дню рождения, и я купила двадцать штук этих клизм по тысяче рублей», — рассказывает Екатерина.

Фото взято с сайта: currenttime.tv
Фото взято с сайта: currenttime.tv

Средство действовало, но одна клизма стоит слишком дорого для матери-одиночки, а клизм нужно слишком много. В «Доме с маяком» Конновой посоветовали получать диазепам бесплатно в поликлинике в ампулах. Женщина выбрала этот вариант, а оставшиеся микроклизмы решила продать, чтобы вернуть в семью хотя бы часть потраченных денег.

«Безденежье толкнуло меня на этот шаг — продать что-то, чтобы хоть какие-то деньги были. А самое дорогое, что оказалось в доме, — эти лекарства Арсюхи», — объясняет Екатерина. Женщине в голову не пришло, что препарат может оказаться запрещенным, а за его продажу грозит от четырех до восьми лет.

«У меня спрашивают, как я могла дать ребенку лекарство, если не знала, что оно такое сильнодействующее? Я знала, что оно сильное, я все инструкции читаю. Но на половине лекарств, которые нам прописаны врачами, стоит отметка „с 18 лет“, а нам шесть. Поэтому уже перестаешь так буквально воспринимать…» — говорит Коннова.

По ее словам, она не хотела заработать. Перепродать лекарство женщина решила по 650 рублей за штуку, хотя покупала их по тысяче. «Я думала, может, помогу какой-то маме, она хоть дешевле купит необходимый препарат», — объясняет Екатерина. Она знает, что в случае таких заболеваний каждая копейка на счету. По ее словам, специальное питание, лекарства, подгузники и прочее только для одного Арсения в месяц стоят примерно 150 тысяч рублей (примерно 4,7 тысячи белорусских рублей. — Прим. TUT.BY).

Помимо фонда «Дом с маяком», Екатерине помогает благотворительный портал «Милосердие», а также некоторые частные лица: «Мне стыдно и неловко брать деньги, я, кажется, должна всему миру», — сетует Коннова. Раньше женщина работала секретарем директора крупной фирмы, теперь иногда помогает по хозяйству тем, кто помогает ей деньгами: готовит, убирается.

«От микроклизм с диазепамом даже наркоман „заторчать“ не сможет»

Интересы Екатерины сейчас защищает адвокат Юрий Манукян, бесплатно предложивший женщине свою помощь. В отношении Конновой возбудили уголовное дело по части 1 статьи 228 УК РФ (Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов).

Манукян утверждает, что его подзащитная не знала, что нарушает закон. Следователи подозревают Коннову в неоднократной продаже наркотиков, но доказан факт только одной продажи из пяти клизм. И Юрий Манукян, и юрист детского хосписа Ксения Сметанина настаивают, что самое главное в этой истории — отсутствие у Екатерины злого умысла, который следствие обязано доказать, чтобы посадить женщину в тюрьму.

«Женщине, маме просто в голову не пришло, что детскую клизму, с помощью которой она лечила своего ребенка, можно использовать для чего-то плохого», — считает Сметанина.

Более того, в действиях Екатерины отсутствует и общественная опасность:

«От микроклизм с диазепамом, кстати, даже наркоман „заторчать“ не сможет, только заснуть на ночь крепко, да и то это детская доза…» — говорит Лидия Мониава.

Сейчас Екатерина под подпиской о невыезде.

«Если Екатерину посадят, Арсений попадет в интернат для инвалидов, где очень быстро умрет, а его старший брат окажется в детском доме. Распорядок дня 6-летнего Арсения полностью зависит от матери, которую сейчас могут посадить в тюрьму. Отойти от кровати с сыном она просто не имеет права даже во время его сна. У малыша бывают приступы, при которых он задыхается. Даже обычный прием пищи для непосвященных может показаться медицинской процедурой», — говорит Мониава.

К моменту написания этого материала получить комментарий в Мещанском ОВД не удалось, издание направило официальный запрос.

{banner_819}{banner_825}
-40%
-14%
-10%
-20%
-25%
-49%
-15%
-30%
-10%
-35%